Религиозная организация
Русская Древлеправославная Церковь

ДЕЯНИЯ ОСВЯЩЕННОГО СОБОРА РУССКОЙ ДРЕВЛЕПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ, СОСТОЯВШЕГОСЯ 25-30 МАЯ 1924 ГОДА

Во время печальных и кровавых событий церковного раздора, имевшего место в Русской Православной Церкви в XVII века, последовала смерть единственного оставшегося верным Древлеправославию Епископа Преосвященного ПАВЛА КОЛОМЕНСКОГО и таким образом истинная Христова Церковь, т. е. старообрядцы оказались без Архипастыря и явились временно вдовствующей Церковью.

Старообрядчество однако, понимая и осознавая, что для вполне канонически полной церковной жизни во всем ее объеме нашей Церкви необходима Епископская власть, — не переставало искать возможности привлечения к себе архипастыря.

Стремление это привело к тому, что в конце 40-х годов минувшего столетия некоторыми из наших христиан найден и присоединен был к старообрядчеству иноземный «православный»  Митрополит АМВРОСИЙ; но возникшие фактически обоснованные сомнения в правильности крещения и чиноприема сего лица и того обстоятельства, не был ли он запрещен в священнослужении, заставили верных чад Церкви воздержаться от признания Митрополита АМВРОСИЯ канонически правым и дееспособным епископом.

Ввиду этого, и так как часть старообрядцев, тем не менее вследствие тяжелых условий тогдашней церковной жизни признала Митрополита Амвросия и поставленного им себе приемника правомочным епископом, то в старообрядчестве и явился тот раскол, который породил группу старообрядцев признающую, так называемую Белокриницкую (Австрийскую) иерархию, ведущую свое начало от Митрополита Амвросия. Мы же, древлеправославные христиане, продолжая тогда оставаться чадами вдовствующей Церкви, не покладали своих трудов и забот по приисканию истинного Епископа, и эти наши старания получили особо определенное и настойчивое явление после бывшего в 1908 г. Нижегородского Съезда старообрядцев. Но попытки эти, хотя казалось много раз подходили к вожделенному концу, долго не могли увенчаться успехом, и постоянно возникали неожиданные препятствия мешавшие осуществлению намеченных целей.

В 1923 году Господу Богу было угодно вложить в сердце Архиепископа НИКОЛЫ благую мысль о присоединении к старообрядчеству и присоединение эго совершилось в гор. Саратове 22 октября 1923 года ст. ст., а менее чем через два месяца после этого представилось уже возможным созвать Съезд старообрядцев, который возглавлялся Владыкою НИКОЛОЮ.

Этот состоявшийся 6/19 декабря 1923 г. в гор. Саратове старообрядческий Съезд между прочим постановил созвать в Москве 11/21 февраля 1924 г. Всероссийский Старообрядчес­ки Собор, при чем самое проведение в жизнь этого дела было поручено Московской Общине. Община эта, в лице избранных ею представителей и главным образом А. М. РЫБОЛОВА, энергично взялась за это дела и по получении разрешения от Наркомвнутдела от 7/IV 1924 г. за № 8817/2 приступила подготовительным работам, сложность коих обусловила возможность созыва названного Собора лишь 12/25 мая 1924 г.

Накануне открытия Собора, а именно в субботу 11 мая в час. веч. Архиепископ НИКОЛА, в сослужении трех архимандритов, одного игумена, одного протоиерея, одного священноинока, семи священников и одного диакона совершил Всенощное бдение, окончившееся в начале 1-го часа ночи. На следующий день Владыкою в сослужении тех же священнослужителей была отслужена Божественная литургия, после окончания которой Архипастырь сказал слово о важности предстоящих соборных работ и пригласил к совершению молебного пения Спасителю и Святителю Николе, как защитнику веры Христовой на первом вселенском Соборе против еретического учения Ария; вместе с тем Архиепископ объявил, что так как в воскресные дни по уставу церковному не допускается заупокойное служение, то Владыкою в понед. 13 мая будет отслужена заупокойная литургия и лития по усопшим борцам и деятелям старообрядчества, которые своей жизнью и деятельностью, а некоторые и мученической кончиною запечатлели свою верность Христовой Церкви.

По окончании молебна в 11/2 часа пополудни последовало открытие Собора. Перед открытием и закрытием каждого заседания совершались установленные три поклона. Сущность трудов Собора изложена в ниже помещенном отчете. Прения, изложенные главным образом, по стенограммам, которые, вследствие плохих акустических условий, не совсем полны и независимо от сего были доставлены после отъезда большинства ораторов из Москвы, почему и не были ими просмотрены, а вследствие этого в стенограммах возможны пропуски, недо­четы и неточности.

Главным по важности предметом занятий Собора был вопрос о приеме в нашу Церковь Архиепископа Николы, причем этот вопрос, несмотря на все возникавшие сомнения и затруднения, был с сокрушающей всякие недоумения, ясно­стью решен в смысле признания полной канонической пра­вильности чиноприема Владыки НИКОЛЫ. Вступая, таким образом, в конце почти 23/4 ,и векового существования в новую область своей жизни, область действительного возглавления нашей Церкви Архипастырской Властью, старообрядчество остается верным своим коренным устоям безусловному и не­уклонному всегда и везде подчинению канонам Церкви и хра­нению древнего уклада церковной службы и жизни и верит, что этим путем, оно, осенимое участием в св. Таинствах Хри­стовых и одушевляемое проповедью слова Божия и горячею молитвою ко Всевышнему, ведет под руководством своей, от­ныне трехчинной, иерархии верных чад Церкви к той цели, которая составляет сущность христианства, — к любви к Богу и к ближним, к воздержанию душ и телес в этом подвиге любви, и к достижению тем самым Царства Небесного.

Заседание 12/25 мая 1924 года.

Заседание открывается в храме Московско-Никольско-Рогожской Общины после литургии и молебна Архиепископом НИКОЛОЮ, который произносит краткую речь с указанием важного значения предстоящих Соборных трудов. Вслед засим Уполномоченный по созыву Собора А. М. РЫБОЛОВ про­сил от имени всех присутствующих Владыку Николу принять на себя звание Председателя Собора, на что Архиепископ изъявил свое согласие и предложил Собору, прежде всего, избрать Комиссию по проверке полномочий прибывших на Собор пред­ставителей.

Избранными в означенную комиссию оказалось: М. Н. ЧУПАХИН /предс./, И. Я. БУХОНОВ, РАСХОДЧИКОВ, Ф. П. МАКЕ­ЕВ н П. М. НОСОВ.

После этих выборов объявлен обеденный перерыв.

Заседание возобновляется в 31/2 часа дня.

Выслушивается доклад Председателя комиссии по про­верке полномочий, при чем из доклада этого усматривается, что явилось всего представителей от приходов с надлежащи­ми полномочиями 158 и независимо от них прибыло на Собор христиан на­шего согласия без полномочий 148 человек, а посторонних 148 человек. Доклад Комиссии утверждается Собором едино­гласно.

После сего Собор, согласно предложению Председателя приступает к избранию 5 товарищей Председателя. Избранн­ыми оказались: о. архимандрит НИКОН, священник о. АНД­РЕЙ ЛЕБЕДЕВ, А. М. РЫБОЛОВ, В. Н. САЛИЩЕВ и М. Ф. ЛЬВОВ.

Вслед за сим приступлено к избранию секретаря, его заместителя и 4 помощников. Избранными оказались: секрета­рем свящ о. АЛЕКСАНДР СОКОЛОВ, его заместит, диакон о ПЕТР ГРИШИН и помощниками секретаря: протоиерей о. СТЕ­ФАН СМИРНОВ, священники ИОАНН ГОЛУБОВСКИЙ, П. М. НОСОВ и Д. П. САВИНОВ.

По окончании этих выборов оглашается проект краткого наказа о порядке действий заседаний Собора (приложе­ние), каковой наказ Собором утверждается.

По предложению товарища председателя А. М. РЫБОЛОВА Собор определяет образовать 5 комиссий, а именно: 1) по рассмотрению документов Архиепископа НИКОЛЫ и по вопросу о его чиноприеме: 2) финансовую; 3) о приеме в нашу Церковь лиц других согласий и вероисповеданий; 4) по вы­работке проекта положения об управлении Церковью и 5) по выработке правил об единообразном совершении церковного богослужения и пения по древнему уставу.

Председателями означенных комиссий избраны: в первую комиссию о. Архимандрит НИКОН, во вторую Н. М. КОСТРОМИН, в третью и пятую о. СОФОНИЙ ГАЛКИН и в четвертую Архиепископ Никола. Избраны Собором также и члены всех пяти названных комиссий.

С сим Собор постановил доклады и дела с мест для предварительного рассмотрения передать в Соборное Совеща­ние (Президиум).

По утверждении этого определения объявлен перерыв до 13 мая с. г. при чем до закрытия заседания, Собор согласно прим. 2 к ст. 2 наказа, избирает члена Собора И. Я. БУХОНОВА, для исполнения распоряжений председательствующего по наблюдению за порядком в заседаниях и для осуществления порядка в помещениях Собора вне заседаний.

Заседание 13/26 мая 1924 года

Председательствует А. М. РЫБОЛОВ.

Предметом настоящего заседания явилось рассмотрение работы комиссии образованной относительно чиноприема Архиепископа Николы. Комиссия рассматривала все имеющиеся документы Владыки, и все связанные с этим вопросы и избрала своим докладчиком члена Собора Г. Е. ЛЫСЯКОВА.

Председатель: Открывая заседание говорит, объявляю заседание Собора открытым. Комиссия, которой вы поручили исполнить проверку документов Владыки закончила свою работу и в настоящий момент будет сделан доклад о результатах ее работы. Слово принадлежит докладчику ЛЫСЯКОВУ.

Докл. ЛЫСЯКОВ: Так называемая, специальная комиссия по проверке документов Архиепископа НИКОЛЫ возложила на меня тяжелую задачу сообщить Вам о результатах работы деятельности этой комиссии. Я должен сказать, что, в сущности говоря эта задача является чрезвычайно непосильной, но тем не менее, благодаря настойчивым просьбам комиссии я все-таки взял на себя эту ответственную миссию: я не вполне уверен, что справлюсь с этой задачей, такой важной и серьезной, но тем не менее я постараюсь это сделать постольку поскольку это возможно. Вопрос о приеме Архиепископа чрезвычайно серьезный и важный, и я должен отметить прежде всего, что комиссия с надлежащим упорством и серьезностью, и я бы сказал, страстностью, обсуждала и решала этот вопрос. Как и следует во всяком серьезном деле, не подошла к нему опрометчиво или кое-как. Она совершенно справедливо расчленила вопрос на все те основные части которые я позволяю себе классифицировать таким образом. Прежде всего мы не можем сказать что для нас не имеет серьезного значения вопрос о крещении Епископа. Вы знаете, что этот вопрос является вопросом первейшей важности. Затем естественно мы подошли к вопросу о том, насколько правильно был принят Архиепископ, рукоположенный в господствующей церкви.

Следующим по своей очереди был вопрос о том, в каком так сказать иерархическом состоянии находился до перехода или в самый момент перехода, т. е. не был или был он запрещен. Должен вам сказать, что на этом третьем самом важном из всех этих вопросов, комиссия задержалась очень долго, были весьма долгие дебаты и, в конце концов, к моему глубо­чайшему удовлетворению комиссия пришла к единогласному решению при одном воздержавшемся.

Затем 4-й вопрос чисто технический: насколько правомочен Архиепископ НИКОЛА передавать благодать священства.

Отметив основные моменты работы комиссии, я позволю себе каждый из этих моментов детализировать, для того чтобы для всех присутствующих вся картина работы комиссии была ясна и для того, чтобы возможно было установить ту или иную точку зрения на этот вопрос.

Поэтому я опять возвращаюсь к первому вопросу: я уже сказал, что первым вопросом является вопрос о правильности крещения Архиепископа; в сущности говоря, поэтому вопросу никаких особенных прений не было, ибо вопрос о крещении на настолько прост и ясен, что над ним не пришлось ломать много копий. Так как Архиепископ происходит родом из Астраханской губернии, Царевского уезда, то, следовательно он не был крещен поливательно, по обычаю западных губерний; так как этих обычаев в Среднем и Южном Поволжье никогда не было; вопрос о крещении Епископа явился чрезвычайно простым: по поводу его никаких прений не было. Резюмируя этот вопрос, я должен сказать, что комиссия признала Архиепископа крещеным трехпогружательно.

Затем мы перешли к следующему вопросу, вопросу о рукоположении Архиепископа; должен Вам сказать, что он был рукоположен в 1921 году еще до раздела, так называемой господствующей церкви на Живую, Тихоновскую и Обновленческую.

Момент рукоположения является бесспорным по своей каноничности по своей правильности, и поэтому вопросу то же не было никаких прений. В дальнейшем Комиссия разбирается в том, как проходила деятельность Архиепископа НИКОЛЫ. Оказывается что разделение церкви на Живую, Тихоновскую и Обновленческую застает его в Викарийстве в Саратовской епархии. Мы не будем говорить о том, какие побуждения руководили Архиепископом НИКОЛОЮ, когда он оказался сторон­ником Обновленческой Церкви, ибо этот вопрос является вопросом совести нам неинтересен, я думаю, что он еще менее интересен настоящему собранию.

Я перехожу к событиям дальнейшего порядка. Я сказал, что Архиепископ Никола в момент разделения состоял в Ви­карийстве, затем получил назначение в 1923 г. может быть в 1922, точной даты не помню, правящего Епископа Саратов­ского от Обновленческой Церкви, от ея Священного Синода, которым возведен в сан Архиепископа. Состоя в должности Епархиального Архиепископа, он ведет переговоры со старообрядцами о возможности перехода в старообрядчество; затем занимается выяснением условий, на которых он может быть принятым. Вы знаете, что в процессе этих переговоров про­шел большой промежуток времени и что много было потраче­но усилий, чтобы доказать Архиепископу необходимость чиноприема. Результат был таков, что Архиепископ Никола выразил свое полное согласие, чтобы присоединиться миропома­занием. Должен Вам сказать, что, после того, как присоеди­нение совершилось, то вполне понятно и естественно, что про­тив учреждения, против восстановления трехчинной иерархии началась большая травля со всех концов, всех религиозных старообрядческих оттенков, а также оттенков господствующей церкви. Я не буду вдаваться в подробности всех этих компа­ний, но несомненно одно, что здесь не обошлось без явных, - может быть, резко скажу, - фальсификаций.

Факт настоящего восстановления иерархии в лице сове­ршенно, законного Епископа, незапрещенного и правильно крещенного, грозил распадом, во-первых, так называемой, Австрийской иерархии и распадом господствующей церкви, которая подчас, не считалась со старообрядчеством только потому, что у него не было трехчинной иерархии. Таким образом, мы видим, насколько серьезен и важен этот вопрос для наших противников. Поэтому Комиссии небезынтересно было уста­новить, какие документы фигурировали в смысле доказатель­ства каноничности и правильности постановления Архиепи­скопа Николы.

В сущности говоря, для нас является важным только один вопрос, был или не был запрещен Архиепископ, в мо­мент перехода. Оказалось что в момент перехода он совершал литургию, передавал таинства священства тем лицам, кото­рые к нему обращались, в бытность его Архиепископом в г. Саратове; таким образом факт явного рукоположения, по ми­мо всяких документальных данных, был санкционирован на­шими представителями, которые сообщали что они видели, как Архиепископ рукополагал во священники. Вдаваться в юридические подробности вопроса, я считаю совершенно лиш­ним, достаточно одного факта, что он рукополагал в присутствии наших представителей. Вы видите, что здесь санкция была не только фактического характера, но и официального. Я стою на той точке зрения, что вполне достаточно этих двух моментов. В дополнение к сказанному можно лишь добавить, что постановление Обновленческой Церкви о запрещении Ар­хиепископа Николы, если оно и имело место, состоялось лишь спустя несколько недель после перехода Владыки в старооб­рядчество.

Возвращаясь к так называемой официальной стороне юри­дического обоснования чиноприема я должен сказать, что и здесь дело обстоит блестяще хорошо, как вам признаюсь от­кровенно, я и сам не ожидал, и должен сказать, что теперь никаких сомнений нет, и что какими бы замыслами наши противники не занимались, вопрос о том, запрещен или не запрещен Архиепископ Никола не может быть даже обсуждаем и поставлен на повестку мало-мальски серьезного собра­ния. Комиссия, желая исчерпать этот вопрос, что называется до дна, до самого корня, не пренебрегала не только офици­альными данными по этому вопросу, но дошла в своем же­лании выяснить этот вопрос до дна, до такой степени дале­ко, что мне подчас казалось, что этого не нужно было делать. Она дошла до того, что принимала всевозможные слухи, не имеющие никакого основания. Все эти слухи и сомнения бы­ли выяснены здесь на собрании Комиссии. Между прочим, в Комиссии был поднят вопрос, не был ли запрещен Архиепис­коп Никола со стороны Патриарха Тихона, но оказалось, что и здесь дело обстоит как нельзя лучше. Дело в том, что от­ношение Тихона к Архиепископу Николе выявилось более или менее конкретное лишь спустя месяц, даже несколько больше, после его чиноприема, т. е. оно выявилось 30 ноября 1923 г. ст. ст., т. е. когда Архиепископ Никола уже перешел в старообрядчество и тогда Патриарх Тихон своим специальным определением, от 30 ноября 1923 г. ст. ст. постановил перевести Архиепископа Николу в качестве викарного Архиерея с одной кафедры на другую, не зная очевидно об его переходе в старообрядчество.

Затем по этому вопросу было представлено воззвание Тихова от 2-го апреля 1924 г. Это воззвание не имеет для нас в данном вопросе никакого значения, но, тем не менее, скажу о нем 2 - 3 слова. Некоторые считают, что это воззвание общего характера; это не совсем верно потому что оно конкретно говорит о запрещении Евдокима, Антонина и других; следовательно, если мы будем рассматривать это воззвание как не носящее общего характера, а имеющее индивидуальный характер, то под него можно подвести и Архиепископа НИКОЛУ. Если Вам угодно, то подводите, но дело в том, что это воззвание было 2-го апреля 1924 года, т. е. через ½ года после перехода Владыки в старообрядчество. Таким образом, это есть не что иное, как клочок бумаги, не имеющий никакого решительно отношения к Архиепископу НИКОЛЕ.

Комиссия, установив наличность документов и проверив их, пришла к единодушному заключению, что этот вопрос можно решить только в положительном смысле и что Архиепископ НИКОЛА не был запрещен ни до перехода, ни в момент перехода в старообрядчество.

Признав за сим самый чиноприем совершенным правильно вполне, Комиссия, окончательно, установив все эти вопросы, в сущности говоря, решила ту задачу, для которой организована. Все эти вопросы волновали старообрядчество с самого момента перехода Архиепископа Николы; они волновали только потому, что ходили всякие легенды и слухи, но тем не менее они вносили сомнения и вызывали душевную трагедию в каждом мало-мальски верующем старообрядце. Все эти вопросы явились самыми существенными и важными. Постольку, поскольку нам пришлось разбирать вопрос о правильности и законности чиноприема Архиепископа НИКОЛЫ можно сказать, что совершились важнейшие события, которые дают нам не только крепость и уверенность в том, что все сделано правильно, но и дают нам силу для дальнейшей борьбы за истинную Христову Церковь, и уверенность в том, что не далек тот час, когда все сомневающиеся в правильности чиноприема и законности иерархии Архиепископа НИКОЛЫ в конце концов придут и скажут - „Да, ныне наши сомнения разрушились и Вы ведете нас в лоно Православной Церкви".

Председатель: Кто желает высказаться по данному докладу?

Шибарев: Докладчик долго говорил о перешедшем епископе Николае, я о переходе говорить не буду. Как он перешел, признаю, что он в своем чину, я слушал, что докладчик говорил, что он перешел с престола на престол; где он был, он там престол оставил, я буду говорить о чиноприеме.

Председатель: Это не по существу.

Шибарев: Дайте прочитать правило /читает правило 13-ое Лаодикийского Собора и 15 правило Антиохийского собора/ "Епископу самому о себе престол не восхищать, аще от Собора по­ставлен не будет".

Председатель: Это правило нашего епископа не касается, пото­му что у нас не было Епископа и наша кафедра была сво­бодной и поэтому епископ переходя от еретиков, в Православную Церковь, под это правило не подходит.

Шибарев: Как же докладчик говорил, что у нас 3-хчинная иерархия? Нет, она еще не дошла до 3-хчинной, и если епи­скопов не было, то он сам похитил себе власть.

Председатель: Мы не обсуждаем вопроса имел ли он право пе­рейти к нам или нет, Вы говорите, что он сам себе престол восхитил, мы же не об этом, а о том правильно ли он перешел к нам, правильны ли были его документы и не был ли он запрещен.

Махонин: Братие, я буду краток и буду говорить по су­ществу и буду отвечать Шибареву; дело в том, что согласно 8-му правилу 1-го Вселенского Собора приходящие от еретиков, исповедуют постановления Соборной Апостольской Церкви, ее правила и повеления; и если в городе нет своего Епископа, то переходящий пребывает в своем чине.

Шибарев: Зачем он одну строчку только прочитал?

Махонин: (читает дальше 8-е правило и прибавляет) „здесь говорится, что в одном городе двух епископов не бывает".

Председатель: Позвольте разъяснить это правило: у нас ни­какого епископа не было, пришел первый епископ и если придет другой епископ, то в Москве престол будет уже за­нять и ему дадут кафедру в другом городе, и если в городе нет, то в селе, это всем известно и мы руководствовались этим правилом.

Шибарев: По каким правилам Вы допустили постановить Епископа на престол.

О. Софоний: В начале и при окончании всякого дела, особенно в настоящий момент, должен всякий истинный христианин ограждать себя крестным знамением и призывать на помощь Спасителя своего в молитвах. Церковь заповедала им таксе учение - „Бога бойтесь, Власти повинуйтесь, устав Христов храните, как зеницу ока". Признавая сие учение истинным, вводящим в жизнь вечную, мы считаем, что такое благодатное явление, приобретение истинного святителя есть глава спасения нашего. „Нигде несть спасения, токмо в Церкви Божией". Приобретение истинного святителя было объяснено первым докладчиком; в комиссии рассматривали докуме­нты о чиноприеме нашего Архиепископа Николы, допускались даже излишние прения, но все прошло благополучно, все на основании слова Божия и правил св. Апостол и правил Вселенских и Поместных Соборов. Нет, даже и малейшего сомнения, что перешедший епископ Никола, по рассмотрении всех его документов, стоит вне всяких недоразумений; поэтому нам теперь не нужно допускать никаких прений и повторений того, что уже рассматривалось, этот вопрос уже закончен, надо гово­рить по существу дела. Повторяю, что приобретение святителя вне всяких недоразумений, это всем не безызвестно, так как здесь были созваны знающие люди, была собрана комис­сия, были рассмотрены документы, был сделан доклад и за­нимать далее время поэтому вопросу нет возможности, так как время очень дорого. Это время душеспасительно.

Все мы приехали из разных стран и только тот не уми­лится у кого каменное сердце. Приобретение святителя имеет твердое основание, вопрос рассмотрен всесторонне.

Я предлагаю вопрос считать законченным и прения о нем не вести.

Председатель: Предлагаю ограничить время речей 5 ю ми­нутами. Возражений нет. Предложение принимается.

Шибарев: Кто был главою Церкви до перехода Епископа сюда.

Председатель: Я отвечу - Христос.

Шибарев: Вам прочитал 8-е правило, вы мне на него не ответили.

Председатель: Я вам на него ответил, я сказал, что это правило при приеме епископа не было нарушено.

Шибарев: У нас Глава Церкви Христос, но Епископ является похитчик Престола и похитил его не по правилам.

Председатель: А кем был у нас Христос, когда у нас бы Епископ Павел Коломенский, рукополагавший во священники?

Шибарев: Тот на своем престоле был, а этот рукополагать не может.

Председатель: По-вашему нам надо остаться без Епископа?

Шибарев: У нас Епископ Христос, на престоле Епископы сидят попов посвящают, а мы их не принимаем.

Лаврентьев: Мы получили протокол от своих делегатов и видим, что там много обсуждений; протокол был нам прочитан; было сказано, что если явится Епископ, то его можно принять только по усмотрению Собора и церковных законов, так и должно принять. Дело наше святое должно укрепиться, Собором принято и рассмотрено правильно; сомневаться здесь нечего, сомнение отложить, принять за истину и Бог с нами будет.

Махонин: Я скажу, что в правилах говорится принимать Епископов в своих санах, а Шибарев говорит, что нельзя принять, и я прочту Деяния 1-го Вселенского Собора изд. 1887-т. Теперь, братие, он привел 17-ое правило Антиохийского Со­бора. Для кого это правило? Это правило для Православной Церкви, православных епископов, которые по тем или иным обстоятельствам лишаются кафедры: например, или церковь сгорела, или ее взяли в плен, тогда Собор епископов их по­становляет; об этом прямо говорит 8-ое правило, что они пе­реходят и в своем сане пребывают.

Кабанов: Я беру 31-ое правило Святых Апостол, которое он и читает. Затем он говорит об отделении от Епископов и что доказывавшие причину могут отделиться, спросив на то разрешения своих властей, и приводит, историю епископов, которые отпали от своей церкви, были гонимы и своими деяниями и жизнью заслужили Царство Небесное.

О. Сергий Иляхинский: Первый вопрос, который коснулся на­ших прихожан, состоит в том, имеет ли право священник помазать миром Епископа? Пройдя все священное Писание, мы нигде не нашли этого; мы хотим, что бы этот вопрос был точно выяснен и пусть нам укажут, где сказано, что свяще­нник может помазать миром Епископа. Второй вопрос заклю­чается в том, кто имел право возвести на праздную кафедру епископа; 8-ое правило говорит ясно, что Епископ Епископа принимает от ереси, у нас же Епископа нет, а значит было сделано неправильно, Епископ образ Христа, но и  Антихрист во всем будет подобен Христу: он также кроток и смирен, но разница между ними будет следующая: Христос говорит: „Я пришел во имя Отца и исполню его, распоряжения" - , а Антихрист придет во имя свое и про себя скажет – „Я - Бог".

Наше общество волнуется тем, что принявший сам собою кафедру и сам собою восхитивший власть никакою властью не утверждается и во главе общества является похитчиком, и незаконным; поэтому просим указать точно правило, на основании которого Епископ имеет право сам занять кафедру. Такой короткий срок, как 5 минут не дает мне возможности высказаться; у меня на руках есть документ, но я стеснен 5-ю минутами и не могу его прочитать; у нас противников много и нас давит большинство голосов. Но вот прочтите 30-ю страницу Федора Студита, там прямо говорится, достаточно одного человека, который скажет правду и убеждение готово, и поэтому мы и рассчитывали, что хоть большинство будет и за Вас, но правда будет на нашей стороне. Дайте мне время и я документально докажу.

Председатель: Комиссия вчера и сегодня проверяла документы, но о. Сергей не нашел нужным посетить Комиссию; вчера Комиссия работала с 5 часов вечера, он не был, сегодня Комиссия работала с 10 час. Утра, а он пришел в 3 часа, когда все вопросы были решены, и нужно было их выяснить перед Собором. Но о. Сергей нам ничего нового не сказал и документов не показал. Дальше вы видите, что он сейчас говорит то же самое, что говорил Макар Борисович.

Васильев: Читает 302 страницу Федора Студита. Я немножко вернусь к речи нашего уважаемого о. Софония, который в своей речи заявил, что Христос Спаситель учредил Свою Церковь в лице 3-хчинной Иерархии и дал обетование пребывать так до окончания века; теперь возникает маленькое сомнение, почему наша Церковь в течении 230 лет, или около 300 лет находилась без Епископа, тогда, как Христос заповедал бы в трехчинной Иерархии, дайте объяснение на этот вопрос.

О. Софоний: Самое главное обращу внимание на те речи правда мною сказанные, но ведь они перефразированы. Я действительно говорил, что Церковь в соединении людей истинно-верующих приняла тот самый вид, который она име­ла первоначально и который ей заповедал Христос, но тут может быть речь о вдовствующей церкви: много лет будет вдовою, но наступит минута и опять будет возглавлена Святая Церковь.

Шибарев: Слышал я всех, кто после меня говорил, но ни­кто мне не ответил, где указано, чтобы священники могли мазать миром Епископов и принимать их .

О. Сергий: Вы думаете мне ответили на первый вопрос, нет, мне сделали вызов, но мне не ответили того, где указа­но, чтобы священник помазал епископа. Относительно пома­зания ясно сказано у Федора Студита — равный от равного принимается, патриарх от патриарха, Епископ от Епископа, Епископ принимается не от сана, а по совершению таинств. Я ссылаюсь на 15-ое правило, пусть они прочтут и убедятся. Теперь буду говорить по личному делу. Я вчера в Комиссии быть не мог, потому что совершал крестины, сегодня у меня была литургия и я заседать не мог, и я не понимаю, поче­му так быстро рассмотрели этот вопрос. Почему заседали ночью.

Председатель: Я не обвиняю о. Сергия, я только доложил о том, что он вчера не присутствовал. Он говорит: почему мы заседали ночью, я отвечу: днем мы не имели времени. Время и так слишком затянулось, а о. Сергий вчера не толь­ко не присутствовал, но даже не сообщил нам ничего.

О. Клементий[1]: Заявляю, что Епископ был принят законно и канонически правильно, все это было доказано собранной Комиссией и рассмотрено подробно. У нас же есть еще много вопросов, которые мы должны решить, поэтому предлагаю прения по этому докладу кончить.

Махонин: Я прямо в лицо скажу отцу Сергию, как он об­манул и в чем обманул. Он сказал, что у Федора Студита говорится: равный от равного помазуется. Да разве это так говорится? Вспомните он указал на стр. 325 по старому изда­нию, но объясню о чем там говорится „Патриарх судил пат­риарха, это значит равный от равного судится, но не миром мажется, а он сказал миром мажет. Как это грешно и прискорбно.

Председатель: Вопрос стоит слишком ясно для всех и даже некоторые члены Собора повторяли одни и те же слова нес­колько раз. Я думаю, что нет никакого сомнения, что ясно выяснен вопрос о тех документах и чиноприеме и поэтому нужно придти к конечному решению этого вопроса и от име­ни Комиссии последнее слово принадлежит докладчику.

Лысяков: К глубочайшему удовлетворению моему все воп­росы, затронутые мною в докладе никаких серьезных возра­жений не вызвали. Вы знаете, что я говорил о том, как кре­щен Епископ, как он был рукоположен и как был принят. Все эти вопросы нашими противниками не были затронуты, здесь был поднять целый ряд вопросов, не имеющих никако­го отношения к тем вопросам, которыми занималась Комис­сия данного состава.

Например: здесь говорилось о том, имеет ли право пе­реходящий Епископ занять пустующий Епископский Престол; затем имеет ли право священник мазать миром приходящего Епископа; затем здесь был поднят вопрос, на каком основании Епископ занял праздную кафедру. Я не буду подробно оста­навливаться на этих вопросах именно потому, что они были разбиты по пунктам и рассмотрены логично и всесторонне предшествующими ораторами, но если я на этих вопросах и остановился, то только потому, что они имеют то или иное отношение к вопросу о Епископе.

Так как мой доклад никаких возражений не вызвал, и не было представлено никаких основательных данных, опро­вергающих, тот или иной документ, то я смею надеяться что настоящий Собор вполне разделяет точку зрения Комиссии на этот предмет; я думаю, что выражу мнение Собора, если от имени Комиссии предложу следующую резолюцию:

«Всесоюзный Собор Древле Православных христиан ста­рообрядцев, приемлющих священство, переходящее от Господ­ствующе церкви, заслушав доклад специальной Комиссии об Архиепископе Николе, а также и рассмотрев все возбужден­ные этим докладом вопросы, а главным образом, обсудив по имеющимся документам вопросы о крещении Архиепископа Николы, его рукоположении, а также совершении над ним чиноприема при переходе его в старообрядчество, ПОСТАНОВИЛ:

1) Считать Архиепископа Николу, как уроженца Астра­ханской губ., Царевского уезда, крещенным трехпогружательно.

2) Считать, что рукоположение Архиепископа Николы в Епископский сан совершенно правильно с соблюдением всех требующихся при этом правил и что он под запрещением до перехода и в момент перехода в старообрядчество не состоял.

3) Считать, что Архиепископ Никола в момент перехода в старообрядчество обладал всей полнотой власти кафедраль­ного Епископа.

4) Считать, что прием Архиепископа Николы при пере­ходе его в нашу Древлеправославную Церковь вторым чином через миропомазание совершен правильно с соблюдением всех Апостольских правил и церковных канонов.

А посему Собор, признавая Архиепископа Николу вполне правильным и законным восстановителем прерванной нашей трехчинной иерархии, призывает всех единомышленных с нами христиан, без всякого сомнения, считать отныне трехчинную иерархию в нашей Церкви восстановленной с соблюде­нием всех святоотеческих правил. Всех же старообрядцев прочих согласий, а также и всех последователей других ве­роисповеданий Собор братски и христиански призывает оста­вить свои мудрования и обратиться в лоно нашей Древлеправославной Церкви.

Собор горячо молит Бога, что бы он даровал мысль и разу­мение всем инакомыслящим и обратил их на путь спасения».

По заслушании резолюции, она была подвергнута тайному голосованию записками, при чем результат голосования ока­зался таковым: 105 голосов за утверждение резолюции 12 воздержались от голосования, 2-ое уклонились от оного, одна записка была подана пустой и три голоса против мнения Ко­миссии.

11 ч. 30 м. вечера председательствующий закрывает заседание.

Заседание 14/27 мая 1924 года

Владыко НИКОЛА прибыл на Собор около 10 часов утра и был торжественно встречен духовенством в присутствии чле­нов Собора, при чем о. протоиерей Стефан Смирнов вышел навстречу в облачении неся крест. Владыко, облачившись в мантию, приложившись к кресту и осенив оным все встре­чавшее его духовенство, выслушал следующее приветствие, произнесенное от имени Собора о. Архимандритом Никоном.

«Ваше Высокопреосвященство, Милостивейший Архипа­стырь и Отец. Более ½ года истекло с тех пор, как в Сара­тове совершилось Ваше Преосвященнейший Владыка, присо­единение к старообрядчеству.

Глубокою радостью содрогнулись тогда все сердца при известии, что почти 3 века вдовствующая Церковь наша получает своего Епископа; но Провидению угодно было и после этого послать нам ряд скорбей и испытаний: вокруг перехода Вашего создалась обстановка разных вымыслов.

Скорби, по учению святых отцов, постигают нас для нашего вразумления и для дарования нам счастья мирного и премирного; так и теперь Всевышний преобразил нашу недолговременную скорбь вчера в великую радость: Собор подавляющим большинством голосов рассеял вымыслы, окружавшие вступление Ваше в лоно нашей Церкви, и ныне, Владыко святый, Вы входите сюда раз и навсегда в полноте и неприкосновенности всего объема Ваших архипастырских прав.

Да дарует же нам Господь, что бы это Ваше архипастырское служение протекало по начертанному в Евангелии образу, что бы оно уподоблялось пастырю, стерегущему свое верное и послушное стадо; дай Бог, что бы эти овцы не только слушались Вас, но и шли за Вами, и что бы вы знали их и вели к жизни вечной и спасению.

И пусть руководящим началом взаимных отношений наших и паствы Вашей будет любовь, которая составила основу первой архиерейской хиротонии лично Великим Пастыреначальником Господом Нашим Исусом Христом на берегу о Тивериадского над Первоверховным Апостолом Петром совершеной.

Да даст Господь, Вседержитель Вам, Владыко святый, святительствовать под сенью озаряющей Вас благодати Апостольской на пользу Православной Церкви, святительствовать в сиянии правды и добра, в свете мира и любви и да сохранит он, Всемогущий, Вас на многие и многие года».

Пройдя за сим на солею и сотворив семипоклонный начал, владыка обратился к Собору с несколькими глубоко прочувствованными словами благодарности за вышесказанное приветствие.

Потом объявив заседание Собора открытым, Владыка прочел свой доклад о церковном управлении, предварив его словом о возникновении христианской Церкви на земле.

Означенное слово и доклад следующего содержания

Господь наш Исус Христос совершив дело спасения людей всей вселенной от греха, проклятия и смерти и открыв Царствие Небесное, основал на земле Свою Единую Соборную Святую и Апостольскую Церковь и заповедал ей приводить ко спасению всех людей, всех времен до второго пришествия Его на землю, причем Он излил на эту Церковь Благодать Святаго Духа сказавши: «Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек» (Иоан.14:16).

Распространять и устраивать эту Церковь на земле Спаситель заповедал своим Апостолам, ниспослав на них в пятидесятый день по Своем Воскресении из мертвых Духа Святого и установив священноначалие и таинства, причем Главою всей Церкви он объявил Себя, и тем объединил земную Церковь с Небесною, в которой пребывают Святые Ангелы и все праведники перешедшие в загробный мир, находясь в непрестанном общении с Господом Исусом Христом, а также с Богом Отцом и Духом Святым.

Земная Церковь освящается Исусом Христом, как Главою, через таинства и она является телом Христа, где находятся разные члены из среды верующих - грешные и праведные; вне этой Церкви нет спасения ни для кого, потому что спасает всех только Глава ее Исус Христос.

Святые Апостолы в деле распространения и утверждения Церкви Христовой поступали, как научил их и заповедал им Исус Христос; для сего они разъясняли верующим сначала Священное писание Ветхого Завета, Евангельское учение Спасителя, и затем по внушению Духа Святого составили письменные творения, из коих образовалось Священное Писание Нового Завета. И заповедовали христианам следовать евангельскому учению Спасителя и веровать в Него так, как это открыто людям в Св. Писании Ветхого Завета и разъяснено Апостолами в священном Писании Нового Завета. Т. е. руководствоваться в своей вере законом Божиим, заключающимся в священном писании Ветхого и Нового заветов.

Для устроения же своей внутренней жизни по вере Христовой Апостолы составили особые руководственные правила, согласные со Святым Писанием, названные каноническими, каковых правил числится 85.

Эти правила составили другой источник Божественного откровения, так называемое Священное Предание; христиане древних времен строго хранили и исполняли заповеди Христа Спасителя и правила его Святых Апостол, не вводя в свою религиозную жизнь никаких новшеств.

Когда прекратились жестокие гонения на христиан со стороны неверующих евреев и язычников, и когда среди хри­стиан стали появляться вольнодумцы и еретики, которые на­чали искажать догматы веры Христовой и нравственные ис­тины Евангельского учения Спасителя, тогда истинные пос­ледователи веры Христовой стали созывать Вселенские и Поме­стные Соборы, что бы на них утвердить веру Христову в чи­стоте, неповрежденности и неизменяемости, а в жизни Цер­кви Христовой и ее истинных чад установить такой образ и порядок, который был бы вполне согласен с заповедями Спа­сителя и его веры, а также с каноническими правилами Свя­тых апостол; вместе с этим среди верных чад Христовой Церкви стали появляться богоугодные отцы и учителя, кото­рые старались в своих устных беседах и письменных творе­ниях разъяснять догматы Веры Христовой и нравственного ис­тинно евангельского учения Спасителя и составлять правила для жизни Церкви и ее верных чад, и все это они делали согласно заповедей Спасителя и разъяснениям его Святых Апостол. Творения и правила этих Святых отцов и учителей Церкви рассматривались на Соборах, и те из них, которые признавались действительно согласными с учением Спасите­ля и разъяснениями Святых Апостол, Соборы постановляли признавать обязательными к руководству и исполнению в жизни Церкви и ее чад, наравне с каноническими правилами, какие вырабатывались на самих Соборах.

Вселенских Соборов было 7. Первый был в городе Никее в 325 году; на этом Соборе было составлено семь членов Сим­вола Веры, была осуждена ересь Ария о Сыне Божием и со­ставлено 20 правил о церковной дисциплине.

Второй Вселенский Собор был в городе Константинополе в 381 году, который определил еще пять членов Символа Ве­ры, осудил ересь Македония о Духе Святом и составил семь правил о правах Епископов.

Третий Собор происходил в Ефесе в 431 году, он признал обязательным для всех чад Церкви Христовой и не подлежащим никаким изменениям и дополнениям Символ Веры, заключающийся в 12 членах, составленных па первых двух Вселенских Соборах; осудил ересь Нестория о двух естествах во Исусе Христе и составил 8 правил и одно послание к частному Панфилийскому Собору.

Четвертый Собор был в городе Халкедоне в 451 году; он осудил монофизиткую ересь Евтихия о поглощении Божеством человеческой природы во Исусе Христе и составил 30 канонических правил.

Пятый Вселенский Собор был в Константинополе в 553 году; он утвердил постановления четвертого Собора и судил о трех приверженцах еретика Нестория.

Шестой Вселенский Собор, называемый Трульским, был в Константинополе в 680 году; он осудил ересь монофилитскую о двух волях во Христе, подтвердил постановление третьего Вселенского Собора о запрещении составлять новый Сим­вол Веры и составил 102 канонических правила.

Наконец, Седьмой Вселенский Собор был в городе Никее в 787 году; он осудил ересь иконоборческую и составил 22 ка­нонических правила.

Все 189 правил, выработанных семью Вселенскими Собо­рами для устроения Церковной жизни составляют Священное Предание Церкви наравне с 85 правилами святых Апостолов. На этих Вселенских Соборах рассматривались и правила, составленные Поместными Соборами и признаны необходимыми к исполнению.

Поместных Соборов было 9 в период времени между 314 и 879 годом. Первый - Анкирский который составил 25 правил, второй - Неокессарийский, который составил 15 правил, третий - Гангрский составивший 21 правило, четвертый - Антиохийский, составив­ший 25 правил, пятый – Лаодикийский, составивший 60 пра­вил, шестой – Сардийский, который составил 20 правил, седь­мой - Карфагенский, составивший 147 правил, восьмой - Конста­нтинопольский, составивший одно правило о суде над Епис­копом, девятый - Константинопольский, который называется двукратным, потому что он собирался дважды в храме Свя­тых Апостол и в храме Софии Премудрости Слова Божия; этим Собором составлено 20 правил.

Поместными Соборами составлено всего 334 правила, ко­торые также были введены в Священные Предания наравне с правилами Святых Апостол и семи Вселенских Соборов.

К ним же присоединены и правила, составленные святы­ми Отцами Церкви жившими, начиная с третьего столетия и кончая восьмым по Р. X, в количестве 155 правил, 18 ответов, 2-х посланий и 10 выписок, а именно: четыре правила св. Дионисия Александрийского, пятнадцать правил св. Петра Александрийского, 12 правил св. Григория Неокесарийского, 3 правила св. Афанасия Александрийского, 92 правила св. Василия Великого, 8 правил св. Григория Нисского, 1 правило св. Григория Богослова, 1 правило св. Амфилохия Иконийского, 18 ответов св. Тимофея Александрийского, 5 правил св. Кирилла Александрийского, 14 правил Феофила Александрийского, 1 послание Геннадия Патриарха Константинопольского и 10 выписок Тарасия Патриарха Константинопольского.

Все канонические правила святых Апостол,   Вселенских и Поместных Соборов и святых отцов   для   более   удобного использования введены в сборник, называемый Номоканон (Законоправило) Иоанном Схоластиком, а также в «Кормчую Книгу» в которой введены еще и толкования на правила и которая в русской Церкви появилась в 1270 году при Митрополите Кирилле.

Основанная на земле Господом Исусом Христом Церковь существует вот уже XX веков.

В эти годы она пережила четыре   важных периода; первый с 34 по 313 год, когда происходило ее внешнее распространение среди людей, несмотря на жестокие гонения на ее чад.

Второй период - с 313 года по 1054, когда совершилось внутреннее благоустройство ее жизни, закончившееся отделением от нее западной Римской церкви.

Третий период  с 1054 по  1453  год, когда пала Византийская Империя в 1453 году,  и началась реформация церковной жизни на Западе; в этот период установилось в  истинной Христовой Церкви   неизменное   соблюдение Евангельского учения Христа и утвердилось окончательное   благоустройство древнего уклада жизни Церкви.

Четвертый период с 1453 года до   настоящего времени, когда Христова Церковь претерпевала и претерпевает великие бедствия в своей внутренней жизни, вследствие разделения на разные религиозные общества, и вследствие введения новшеств в Церковную жизнь.

А Российская Церковь со времени ее возникновения до настоящего момента пережила пять исторических периодов: первый от крещения Руси до нашествия монголов, с 988 по 1287 год; второй период с 1287 года по 1461 год, когда совершилось разделение Русской Церкви на две митрополии; третий период с 1461 года по 1589 год, когда в ней протекала жизнь под управлением двух митрополий; четвертый период с 1589 года по 1666 и 1667 года, когда произошел раскол по вине Патриарха Никона и собора того времени, и осталась истинная Православная Церковь только у старообрядцев.

И наконец пятый период с 1666/7 года по настоящее время – период существования старообрядческой Церкви. Пос­ледний период существования Церкви наиболее богат внешними событиями. Старообрядчество неустанно работало на пользу истинной Христовой Церкви, но в этом ему мешали гражданские власти до революционного времени и высшее духовное Управление господствующей церкви. Исторически известна, система ужасных гонений на старообрядчество со стороны царского правительства, но никакие гонения не могли сломить старообрядчество. В течение всего этого периода Старообрядчество стремилось к восстановлению трехчинной иерархии, но только в последнее время оно могло достигнуть осуществпения этих своих желаний.

 

Из всего сказанного выше явствует, что истинная Церковь, основанная Христом Спасителем на земле, должна быть единой, Святою, Соборною и Апостольскою, как это выражено в Никеоцареградском Символе веры и должен быть только один Глава-основатель ее, Господь Наш Исус Христос, Единороднный Сын Божий, от Отца рожденный прежде всех век, Бог истинный, рожденный, а не сотворенный, Единосущный с Богом Отцем, нас ради человек и нашего ради спасения, сшедший с Небес, и воплотившийся от Духа Святого и Марии Девы вочеловечивыйся; что членами этой Церкви являются люди всех времен и всех народов, ищущие спасения, разделяющиеся на епископов, пресвитеров, диаконов, клириков и мирян. Эта Церковь должна содержать и хранить веру Христову, Евангельское учение и заповеди Спасителя в чистоте, неповрежденности и неизменности, как это разъяснили Святые Апостолы в своих боговдохновенных писаниях и канонических правилах, и как это утвердили семь Вселенских Соборов и девять Поместных Соборов и св. Отцы в своих канонических правилах.

Зная отступления от правил истинной Церкви Христовой допущенные католиками, лютеранами, англиканами и разными другими христианскими сектами, а также разделения и раздоры, которыми живут и занимаются сторонники Патриаршества и живоцерковцы в Господствующей Российской церкви, и близко ознакомившись с историей вдовствующей Церкви старообрядцев и с тем, как исповедуют веру Христову последние и как они относятся к каноническим Правилам святых Апостолов, семи Вселенских и девяти Помест­ных Соборов и святых отцов Церкви, я убедился в душе, что истина и правда Христова содержатся и хранятся в чистоте, свя­тости, неповрежденности и неизменяемости только у одних ста­рообрядцев, приемлющих священство от Церкви Российской, что только они нерушимо и твердо хранят и исполняют все древлеправославные канонические Правила святых Апостолов, Вселен­ских и Поместных Соборов и святых отец; что только за свою неизменную ревность и верность Евангельским заветам Христа Спасителя и за неуклонное послушание Единой Соборной Апо­стольской Церкви Христовой, в отношении к обрядам, они му­жественно перенесли и терпели все гонения, преследования, му­чения и даже претерпевали смертную казнь, начиная со времен Никона Патриарха Российского Господствующей церкви от своих же братьев христиан, а главным образом от Духовной и Гражданской властей, которые по отношению к старообрядцам действовали заодно. И вот только теперь, когда старообрядцы получили полную свободу в устроении своей внутренней церковной жизни, для них наступил важный момент восстановления в своей вдовствующей Церкви трехчинной Иерар­хии. Их церковь страдала 257 лет живя без епископов; надо только удивляться тому как она осталась верной евангельским заветам Спасителя и священному Преданию святых Апостолов, Вселенских и Поместных Соборов и св. Отец, несмотря на те тяжелые страдания, которые она перенесла в течение 257 лет.

Теперь же ей предстоит великое дело восстановления своей внутренней жизни, согласно заветам своего основателя Христа Спасителя и священному Преданию.

Для этого он должна признавать Главою только одного Спасителя нашего Исуса Христа, а Его святых Апостолов и их приемников только строгими исполнителями Его Божественной воли.

А посему Церковь истинных старообрядцев не должна допускать в своем управлении деспотии, захвата власти со стороны ее Апостольских преемников, т. е. Епископов, как это сделал Папа Римский. А тем более старообрядческая Древлеправославная Церковь не должна отдавать себя в руки мирян, своих скромных и послушных чад, Наоборот, в деле восстановления трехчинной иерархии она должна руководствоваться теми догматическими истинами веры, какие открыл наш Господь Исус Христос в своем еван­гельском учении и теми каноническими правилами, какие определили Святые Апостолы, Вселенские и Поместные Собо­ры и св. Отцы Церкви по внушению Духа Святого.

В своей внутренней религиозной жизни она должна яс­но и определенно указать Епископам, Пресвитерам, диаконам и причетникам, а также и мирянам каждому свое место и свои обязанности. Епископ должен совершать в Церкви то, что ему предоставлено, как преемнику Апостольскому, свя­щенным Писанием и священным Преданием; пресвитеры и диаконы должны творить то, что им предоставляется благодатию Духа Святого при их рукоположении; причетники и начетчики должны выполнять добросовестно только то, что им указано в уставе Церкви, миряне должны соделывать свое спасение под руководством своих духовных отцов Епископов, пресвитеров и диаконов.

Посему настоящий Собор, представителей от всех обществ старообрядцев, приемлющих священство от Господствующей церкви, должен соорганнзовать такой орган управления Цер­ковью, который вполне согласовался бы с Божественным уче­нием Христа Спасителя, со священным Писанием святых Апо­стол, а также со всеми каноническими правилами Древлеправославной христианской Церкви.

Таковым органом может быть только коллегиальное Выс­шее церковное Управление, в которое должны входить Епис­копы, пресвитеры, диаконы, причетники и миряне с правом решающего голоса.

Причем все Епископы должны входить в состав этого Управления без всяких выборов, а пресвитеры, диаконы, причетники и миряне должны выбираться в члены Управления в определенных районах на местах целыми обществами старооб­рядцев на один год, или же на более продолжительный срок как о сем постановит Собор.

Из членов Управления должны быть организованы отдельные Комиссии, между коими должны быть распределены все церковные дела для предварительного рассмотрения их, а потом каждая Комиссия обязана представить рассмотренное ею дело на обсуждение и окончательное решение Собора всех членов Управления, под председательством Старейшего Епископа.

Дела о назначении на места пресвитеров, диаконов, причетников должны быть поручены одной комиссии, суд другой комиссии, брачные вопросы третьей, денежные - четвертой, касающиеся церковного хозяйства - пятой и т. д.

Каждая Комиссия должна работать ежедневно в часы свободные от ежедневных заседаний Членов Управления; важные и срочные дела Управлением могут рассматриваться экстренно, вне очереди, все дела, поступающие в Управление должны передаваться Председателю Управления для наложения резолюции.

Приходские Общества старообрядцев дела о выборе и назначении на места всех членов причта, а также все судебные дела, касающиеся охранения чистоты веры и нравственности, должны представлять на рассмотрение Управления; все общества старообрядцев должны всемерно заботиться о том, чтобы им непрерывно находиться в духовном сношении и общении с Управлением Церковным, а последнее со своей стороны должно употребить все меры к тому, чтобы все старообрядческие общества объединить с собою в церковной жизни; для этого Управление должно установить взаимные сношения со всеми приходскими церквами старообрядцев и в случае нужды устраивать Соборы экстренно для выяснения вопросов догматических, нравственных, богослужебных, обрядовых в целях поддержания между церквами единства в вере и обрядах.

Одним словом Управление должно быть главным и единым Учреждением в Церкви старообрядцев, принимающих священство от Господствующей церкви, строго охраняющим Древлеправославие веры Христовой.

На его обязанности лежит охранение чистоты истинной веры Христовой и нравственных законов сей веры, устранение разделения и расколов среди верных чад Церкви, намечение кандидатов во Епископы, наблюдение за церковным управлением по Епархиям, наблюдение за поведением духовенства и мирян и решение всех других дел, касающихся внутренней духовной жизни Церкви.

При этом надлежит твердо помнить, что как Высшее Управление, так и областные Управления и Приходские Советы как и прежде, так и теперь должны быть чужды всякой политики и заниматься исключительно духовными и религиозными делами.

Для осуществления всех указанных задач старообрядческой Церкви желательно войти в официальные сношения со всеми другими христианскими церквами на равных правах, а также и прежде всего, заручиться разрешением гражданской власти СССР на право свободного и беспрепятственного своего существования.

Все затронутые мною вопросы в сем скромном докладе должен разрешить настоящий Всероссийский Собор предста­вителей старообрядцев, приемлющих священство, переходящее от Господствующей церкви Российской.

Подлинное подписал Архиепископ НИКОЛА.

По выслушании изложенного слова и доклада Владыки Собор единогласно постановил принять выводы этого доклада в руководство при составлении проекта об Управлении Церковью.

После сего объявлен перерыв.

Заседание возобновляется в 6 час. вечера

Под председательством Владыки НИКОЛЫ и продолжается под председательством А. М. РЫБОЛОВА, причем предметом этого заседания был выработанный особой Комиссией проект положения об Управлении Церковного Совета, по каковому проекту докладчиком выступил о. Архимандрит НИКОН.

Докладчик указал, что Комиссия руководствуясь Св. Писанием и каноническими правилами и в Соответствии с выводами доклада Высокопреосвященнейшего НИКОЛЫ, приз­нала, что Высшее Церковное Управление должно осуществляться под верховным руководством и наблюдением Собора, Архиепископом с Главным Церковным Советом; что же касается низшего Церковного Управления, то оно сосредотачивается в Приходских Советах, а связующим звеном между высшим и низшим Управлением является областная органи­зация, для чего вся территория церкви делится на соответствующее число областей. К сему докладчик добавил, что все эти предположения являются временными, составленные в соображении с тем, что пока имеется только один Архиерей и что на Соборе нет надобности вырабатывать подробное по­ложение, об управлений Церковию, а достаточно установить основные положения, предоставив Главному Церковному Совету к будущему Собору на основании указаний опыта предста­вить проект подробного положения об управлении Церковью. Согласно с сими данными Комиссия выработала ниже­следующий доклад по настоящему вопросу: 1) приходские Советы должны состоять из местных священников, диаконов, где они имеются, штатных уставщиков, церковных старост и мирян, число коих определяется самим приходом, но одна­ко не менее пяти. Совет избирает из своей среды председа­теля, секретаря и казначея; Совет собирается по мере надо­бности, но не реже двух раз в месяц; 2) вся территория Цер­кви делится на девять областей, согласно их географическо­му положению и от каждой из этих областей на очередных всероссийских Соборах избираются Собором сроком до сле­дующего очередного Собора по четыре члена Главного Церковного Совета, а именно: два духовных лица и два миря­нина (уставщики к духовным лицам не причисляются); 3) Главный Церковный Совет состоит под председательством Архиепископа и собирается не менее одного раза в три ме­сяца; для законности заседания его необходимо присутствие не менее семи его членов, в том числе Председателя и его товарища, избираемого равно как и секретарь самим Советом из своей среды; если в числе избранных в Совет членов не окажется монашествующих, то Совет избирает сам одного или двух лиц черного духовенства в члены Совета с правом решающего голоса; 4) Областные организации состоят из областных Советов и областных пресвитеров; 5) Обла­стные Советы состоят из всех приходских священников и председателей Приходских Советов данной области и собираются не реже одного раза в месяц, при чем для законности заседания требуется не менее пяти членов; 6) Областной Совет избирает из числа пресвитеров области двух кандидатов в Областные пресвитеры, а Архие­пископ утверждает одного из них областным пресвитером, а другого его заместителем; 7) Областной пресвитер, председательствует в Областном Совете, является ближайшим помо­щником Архиепископа по Управлению данной области и непо­средственным органом для проведения на местах распоряже­ний высшей церковной власти; 8) Из Главного Церковного Совета для заведывания текущими делами выделяется от одного очередного Собора до другого Правление, которое под председательством Архиепископа состоит из избранных Собо­ром двух духовных лиц и двух мирян; все члены Правления являются по должности членами Главного Церковного Совета с правом решающего голоса; Правление само избирает из своей среды товарища председателя и само назначает секре­таря и казначея; 9) при Областных Советах для заведывания текущими делами области образуется Правление, состоящее под председательством областного пресвитера из председателя Местного Приходского Совета и секретаря областного пресви­тера; Секретарь этот назначается областным пресвитером и состоит по должности членом Областного Совета с правом решающего голоса.

Что касается деления на области, то Комиссия полагает разделить церковную территорию следующим образом: 1) Мос­ковская область: губ. Московская, Тульская, Рязанская, Ка­лужская, Тверская, Новгородская, Псковская, Ленинградская, Смоленская, Архангельская и Олонецкая. 2) Верхне-Волжская: Нижегородская, Вологодская, Ярославская, Костромская и Ка­занская; 3) Нижне-Волжская: Саратовская, Симбирская, Астра­ханская, Царицынская, Пензенская и Тамбовская; 4) Сибирская: Самарская, Уральская, Оренбурская. Уфимская, Перм­ская, Екатеринбурская, Омская, Томская, Тобольская, Петро­павловская, Туркестанская, и Закаспийская область; 5) Забай­кальская: вся Сибирь, не вошедшая в предыдущую область; 6] Донская: Воронежская, Ставропольская, Черноморская, Обла­сть Войска Донского, Кубанского и Терского и все Закавка­зье; 7) Курская: Курская, Орловская, Киевская, Харьковская, Екатеринославская и весь Крым; 8) Гомельская: Гомельская, Черниговская, Ново-Зыбковский район и губернии Полтавская и Херсонская; и 9) Румынская: все заграничные приходы.

На основании всего изложенного Комиссия полагает: I) образовать на основаниях указанных в докладе: 1. Главный Церковный Совет; 2. Правление при Главном Церковном Со­веете; 3. Областные Церковные Советы; 4. Правления при Областных Церковных Советах; II) Учредить на основаниях указанных в сем докладе должности областных пресвитеров; III) открыть на основаниях, в сем докладе указанных, действие приходских Советов; IV) на учреждение всех в сем докладе указанных постановлений и должностей испросить разрешения градской власти; V) Выбрать членов Главного Церковного Совета и Правления, при чем произвести таковые в течении заседаний текущего Собора; VI) назначить местом пребывания: 1. Главного Церковного Совета и Правления при нем Москву, 2. Правлений при Областных Советах города или села, в коих проходят свое служение областные пресвитеры, 3. Областных Советов - города по усмотрению Главного Церковного Совета; VII) признать, что распоряжения приходских властей могут быть обжалованы в Областной Совет, а распоряжения Областных властей в Главный Церковный Совет, постановления коего могут быть обжалованы Собору; VIII) доставить Главному Церковному Совету: 1. делать временно необходимые изменения и дополнения в распределении местностей по областям и 2. издавать в дополнение к на стоящим правилам временные отдельные или общие инструкции для руководства церковным учреждениям и должностным лицам; IX) поручить Главному Церковному Совету, к будущему очередному Собору представить подробный проект положения об управлении Церковью, положить в основу такового проекта правила св. Апостол, Вселенских и поместных Соборов и св. Отец, и руководствуясь прежними обычаями нашего древлеправославного христианства, а равно докладом Высокопреосвященнейшего НИКОЛЫ и настоящим докладом, а также указаниями опыта; X) признать: 1. что члены Главного Церковного Совета и Областных и Приходских Советов, а также члены правлений при Областных Советах исполняют свои обязанности безвозмездно, но расходы по их поездкам по делам службы оплачиваются из церковных сумм и 2. что члены Правлений при Главном Церковном Совете, секретарь и казначей сего Правления, Областные пресвитеры и их секретари получают за свой труд вознаграждение, определяемое Главным Церковным Советом; XI) отнести расходы: 1. по содержанию Правления при Главном Церковном Совете и по содержанию и разъездам должностных лиц при сем Правлении на счет сумм, поступающих в распоряжение сего Совета; 2. По содержанию и разъездам областных пресвитеров их секретарей и по поездкам областных представителей в заседания Главного Церковного Совета на счет областных сумм и 3. по поездкам приходских представителей на заседания Областных Советов на счет приходских сумм; XII) признать, что все расходы, указанные в предыдущем пункте, покрываются исключительно добровольными пожертвованиями; XIII) Образовать в составе Главного Церковного Совета и Областных Церковных Советов из числа духовных их членов, по выбору самих Советов, сроком на один год Особые Комиссии для рассмотрения сообщений и жалоб о неправильных действиях духовных лиц; XIV) признать: 1. что решения, указанные в предыдущем пункте, комиссий подлежат, за исключением слу­чаев, когда действия духовных лиц признаны правильными, утверждению Архиепископа и 2. что комиссии эти состоящие при Областных Советах, могут на виновных духовных лиц налагать в виде духовного взыскания лишь увещания или предупрежде­ния, а все остальные взыскания духовные налагаются только особою Комиссией при Главном Церковном Совете; и XV) ввести в указанные в § XII Комиссии из числа членов, подлежа­щих Церковных Советов, мирян по выбору этих Советов сроком на один год с правом совещательного голоса в количест­ве не более одной трети числа духовных членов той же Ко­миссии.

По выслушании означенного доклада и после некоторого обмена мнений Собор единогласно утверждает весь доклад Комиссии об Управлении Церковью.

За сим Собор приступил к обсуждению вопроса о место­жительстве Архиепископа. Принимая во внимание, что Владыка НИКОЛА является пока единственным Архиереем в нашей Церкви и что город Москва по своему историческому и обще­ственному значению и географическому положению является центром России, Собор, признавая, что при этих обстоятель­ствах, местопребыванием Владыки должен быть гор. Москва определил привести эту меру в исполнение по окончании предстоящих в первой половине текущего лета служебных поездок Архие­пископа.

В соответствии с этим постановлением Архимандрит НИКОН, имея ввиду, что так как Москва является местом жительства Архиепископа, то Московская церковь является по существу кафедральным Собором, предлагает ввести на пра­вах члена с решающим голосом в состав Главного Церковно­го Совета и Правления при нем представителя Московской церковной общины по выбору Собора, до другого Собора. Собор, со­глашаясь с этим предложением, единогласно избирает тако­вым представителем А. М. РЫБОЛОВА, согласно желанию коего Собор определяет, что исполнение А, М. РЫБОЛОВЫМ указанных обязанностей будет безвозмездное.

Вслед за сим Собор приступил к избранию от восьми областей России по четыре представителя в Главный Церковный Совет, при чем избранными оказались:

1. Московская область: 1) Архимандрит НИКОН, 2) московский священник, 3) В. Н. САЛИЩЕВ и 4) Ф. В. КОНОПЛЕВ.

2. Верхне-Волжская область: 1) о. ИОАНН ГОЛУБОВСКИЙ, 2) будет прислан с места, 3) Н. М. КОСТРОМИН и 4) М. ВАЗАТОВ.

3. Нижне-Волжская область: 1) о. НИКОЛА ТИХОМИРОВ, 2) о. АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВСКИЙ, 3) И. Я. ГРИШИН и 4) Н. Н. КУ­РГАНОВ, а временно до переезда Владыки в Москву остаются М. Ф. ЛЬВОВ и И. И. НИКИФОРОВ.

4. Сибирская область: 1) о. протоиерей СОФОНИЙ ГАЛКИН. 2] о. протоиерей АНДРЕЙ ЛЕБЕДЕВ, 3) И. П. ИЗЮМКИКОВ и 4) В. Л. МЫМРИН.

5. Забайкальская область: пришлют с места.

6. Донская область: 1) о. ИУСТИН ПОПОВ, 2) о. ИСААКИЙ ЛЕСТЕВ, 3] Г. П. Фромин и 4) Ф. З. БЫКОДОРОВ.

7. Курская область: 1) о. КАЛИННИК ГОРЕВ, 2) о. АВРААМИЙ АБРАМОВ, 3) М. Г. ГЛОБОВ и 4) Е. И. БОЕВ.

8. Гомельская область: пришлют с места.

От Румынской области постановлено в течение настоя­щего Собора выборов не производить, ввиду отсутствия на Соборе представителей этой области.

По окончании выборов объявляется перерыв заседания.

Заседание 15/28 мая 1924 года

Председательствует А. И. РЫБАЛОВ.

Собор приступает к рассмотрению доклада Финансовой комиссии; докладчиком по этому вопросу является Н. М. КОСТРОМИН.

Из объяснений докладчика выясняется, что, согласно по­становлению Саратовского 1923 года Съезда ожидалась в порядке добровольного пожертвования на содержание архие­рейского дома и канцелярии ежемесячное поступление с мест в размере 400 руб. однако, не только, этой суммы не посту­пало, но присылавшиеся деньги не всегда могли покрывать даже самые необходимые расходы в этом отношении, и пото­му приходилось и приходится постоянно сокращать эти рас­ходы, что, конечно, с одной стороны, не всегда возможно, а с другой невыгодно отражается на самом ходе дела

Ныне финансовая комиссия составила приблизительную смету на срок с 1/VI - 24 г. по 1/I - 25 г. Расходы эти ис­числены в следующем размере:

1) Расходы по найму, отоплению, освещению и т. п. по­мещения для Архиепископа, лиц, состоящих при нем и кан­целярии в месяц 150руб.

2) Прочие расходы по содержанию архиерей­ского дома в месяц 150руб.

3) Содержание штата при Владыке и Правле­ния в месяц 330 руб.

4) Канцелярские и почтовые расходы в мес. 50 руб.

Итого в месяц 680 руб.

А за время с 1/IV - 24 г. по 1/I - 25 г. (680 х 7) 4760 руб.

5) Непредвиденные расходы 640 руб.

6) Приобретение пишущей машины 400 руб.

7) Приобретение облачения для архиепископа

и священнослужителей 700 руб.

Всего рублей - 6500 руб.

При обсуждении этой сметы надлежит по мнению Комис­сии, иметь в виду:

1) что она составлена на основании начала крайней бережливости и исчисленные в ней суммы могут покрыть лишь самые необходимые неотложные расходы.

2) что смета эта составлена при условии наличности лишь одного архиерея; по вступлении в нашу Церковь еще одного, или двух архипастырей, что по существу дела и с точки зрения канонической является необходимым, соответст­венно притом, конечно, значительно, увеличить расходную смету.

3) что суммы по означенной смете предназначены только на расходы всероссийского значения, а кроме того имеются, конечно, расходы областные и приходские, которые должны покрываться несомненно, независимо от данной сметы.

Что касается покрытия исчисленных по этой смете расходов в сумме всего 6500 руб., то Комиссия полагает, они могли бы быть покрыты ежемесячными добровольными пожертвованиями наших христиан, начиная с 1-го мая 1924 г.

Собор, соглашаясь с выслушанным докладом, единогласно определяет:

1) представленную смету утвердить, предоставив Правлению при Главном Церковном Совете право перенесения сумм из одной расходной статьи в другую;

2) привести в исполнение предложенную систему добровольных пожертвований;

3) одобрить все соображения финансовой комиссии;

4) просить всех членов Собора и приходских священников принять самые энергичные меры к исправному поступлению указанных выше добровольных пожертвований, направляя таковые по адресу: Москва, 3-я Рогожская, Никольская Старообрядческая церковь, и возложить самый сбор и отправку денег на обязанность приходских Советов, а до их образования на учреждения или лиц, их заменяющих.

5) смету на время с 1/1 - 25 г. поручить своевременно составить Правлению и представить на утверждение Главного Церковного Совета.

После сего объявляется перерыв заседания, перед закрытием которого председатель Финансовой Комиссии предлагает членам Собора сделать единовременное пожертвование на покрытие расходов по устройству и содержанию Собора.

Заседание 15/28 мая 1924 г. /вечернее/

Председательствует А. М. РЫБОЛОВ.

Выслушивается доклад М. Ф. ЛЬВОВА по постановлениям комиссии о единообразном применении церковного устава

Собор, выслушав доклад и принимая во внимание, работа комиссии имеет целью не какое-либо изменение устава, а лишь упрочение во всех приходах единообразного истолкования требований устава, и имея в виду, что комиссия вследствие краткости времени не имела возможности подробно разобрать все возникающие в указанном, отношении вопросы, постановляет: подтвердить неуклонное соблюдение во всех без исключения случаях требований церковного устава, предложив всем приходам о всех возникающих у них в сем отношении сомнениях представлять с подробною мотивиров­кою в Главный Церковный Совет не позднее, как за три ме­сяца до открытия будущего Собора.

После сего объявляется перерыв до следующего дня

Заседание 16/29 мая 1924 г.

Председательствует А. М. РЫБОЛОВ.

По предложению председательствующего оглашается про­ект воззвания по поводу признания Собором вполне правиль­ным во всех отношениях чиноприема Владыки Николы.

Собор, единогласно одобряя означенный проект воззвания, утверждает его и постановляет; разослать его по приходам, по получении на это надлежащего разрешения от граждан­ской власти.

Воззвание это следующего содержания:

«Во имя Отца и Сына и Святого Духа 22 Октября 1923 года в гор. Саратове, после почти трех­векового перерыва возобновилась наша трехчинная иерархия: к нам вторым чином присоединился Высокопреосвященейший Никола, Архиепископ Саратовский; велика была радость, ве­лико было наше упование на светлое будущее, но нас ожи­дали новые скорби, новые сомнения. Источник этих скорбей и смут пришел извне: оттуда раздался голос к нам недобро­желательный; оттуда стали распространяться разные небла­гоприятные сведения; по приходам рассылались неизвестно кем листки, сущность коих сводилась к тому, что, будто бы Владыка Никола, переходя к нам. был запрещен в священнослужении. Собравшийся 12-го мая 1924 года в Москве Собор взглянул на это дело чрезвычайно серьезно, находя нужным всесторонне его выяснить и раз и навсегда решить его своим веским и властным словом. Была образована в составе Собо­ра особая комиссия в числе свыше 30 лиц, которая, посвятив на свою работу в течение двух дней около 14 часов беспрерыв­ной и настойчивой работы, представила к вечеру 13-го мая с. г. Собору свой подробный доклад по этому предмету, для составления которого она пользовалась всеми представлен­ными документами и проверяла не только их и словесные обоснованные сведения, но даже доходившие до нее слухи, при чем наводила справки о том, не был ли запрещен Архиепи­скоп Никола и в Донском монастыре в канцелярии Патриар­ха Тихона и на Троицком Подворье в канцелярии учрежде­ния ведающего управлением обновленческой части Велико­российской церкви. Но, ни здесь, ни там ничего нового най­дено не было. Доклад комиссии, пришедшей к твердому и непоколебимому заключению о правильности чиноприема Владыки Николы и о том, что он в момент перехода в ста­рообрядчество не был запрещен в священнослужении, был принят Собором подавляющим большинством голосов, а имен­но: из 123 наличных членов - 105 голосовали за мнение Ко­миссии, 12 воздержались от голосования, 2 уклонились от оного, одна записка пустая и только 3 голоса были против мнения комиссии.

Подробная резолюция Собора при сем прилагается.

Нет больше места сомнениям и колебаниям. Вопрос выя­снен и разрешен.

Всякий верный сын Церкви обязан с полной верой при­нять это постановление Собора и с решительностью отверг­нуть все те клеветы, которые возводились и могут в даль­нейшем возводиться на Архиепископа Николу.

Все документы по этому делу находятся в Москве при Московской Никольской Старообрядческой Церкви (3-я Рогож­ская (Вековая) д, 20), и во всякое время могут быть обозре­ваемы всеми нашими христианами. АМИНЬ".

За сим были произведены выборы членов правления при Главном Церковном Совете. Так как в заседании 13-го мая в члены этого Правления уже избран от Московской Общины А. М. РЫБОЛОВ и так как правление согласно положению о нем, возглавляется Архиепископом НИКОЛОЮ, то ныне пред­стоит избрать двух членов от духовенства и двух от мирян.

По производстве выборов, избранными оказались: Архи­мандрит НИКОН, и тот священник, который будет назначен на открывшуюся в Москве вакансию и от мирян Г. Е. ЛЫ­СЯКОВ и М. Ф. ЛЬВОВ.

По объявлении результатов голосования Архимандрит НИКОН принося глубокую благодарность за оказанную ему данным избранием высокую честь заявил, что переехать ему на жительство в Москву сейчас не представляется возмож­ным по его личным обстоятельствам, а жить в Туле и ездить хотя бы регулярно в Москву, вряд ли будет соответствовать интересам дела, а кроме того и для него самого это будет затруднительно, и не всегда возможно.

Собор, выслушав это заявление, нашел возможным испол­нение о. Архимандритом НИКОНОМ обязанности члена правле­ния и при его жительстве в Туле, с тем, чтобы, на случай невозможности ему приехать в тот или иной раз в Москву по делам Правления, ему был избран, живущий в Москве заместитель.

Вследствие этого Архимандрит НИКОН изъявил свое согла­сие принять при этих условиях ввиду настояния Собора дан­ное избрание и заместителем ему Собором избран о. протоие­рей СТЕФАН СМИРНОВ, с тем, что бы он имел постоянное ме­стожительство в Москве. С тем вместе Собор постановил впредь до будущего очередного Собора не замещать должно­стей секретарей Главного Церковного Совета и Правления при нем и возложить временно исполнение обязанностей по этим двум должностям на о. протоиерея СТЕФАНА СМИРНОВА, с пре­доставлением ему на время исполнения этих обязанностей права присутствии в заседаниях названных Совета и Прав­ления с решающим голосом.

Независимо от этого, согласно ходатайству Г. Е. ЛЫСЯКОВА и М. Ф. ЛЬВОВА Собор постановил назначить одного заме­стителя к членам того же Правления от мирян и произведен­ными выборами таковым заместителем избран Л. А. МАЛЕХОНОВ.

После производства этих выборов прибыл в заседание Владыка и вслед за сим выступил с внеочередным заявле­нием св. инок СЕРАФИМ, который высказал, что он сомневал­ся в правильном приеме Архиепископа Николы, но приняв личное участие в заседаниях Комиссии и Собора по этому вопросу, он пришел к твердому убеждению в безусловной неосновательности своих сомнений, которые ныне все разби­ты; за сим св. инок СЕРАФИМ земно кланяется Архиепископу и просит прощения и Архипастырского благословения, кото­рое и преподается ему Владыкою.

После сего председательствующий объявляет обеденный перерыв.

Заседание 16|29 мая 1924 г. /вечернее/

По открытии заседания председательствующий объявляет, что будет рассматриваться вопрос о принятии в нашу Церковь лиц других согласий и вероисповедании и за сим предоставляет слово докладчику Комиссии М. Ф. ЛЬВОВУ.

М. Ф. Львов: Вопрос этот вызвал большие дебаты, так как при обыкновенных обстоятельствах вопрос этот было просто решить; но теперь, когда обстоятельства изменились, то он конечно, осложняется. К нам теперь очень многие обращаются из иных согласий, благодаря тем событиям, какие у нас совершились. Конечно, мы понимаем, почему они к нам обращаются, но почему же мы сейчас отделились? Потому ли, что был какой-нибудь каприз или какие-нибудь новшества введены были? Вспомним, что произошло, когда мы очутились после Никона. Мы были тогда гонимы, мы были разбросаны по России в разных местах; кроме того мы оказались в разных условиях. Некоторые оказались, имеющие священников, некоторые не имеющие этих духовных лиц. Если бы те, которые не имели священников, имели такие пути сообщения какие сейчас имеем мы, то они, несомненно, узнали бы о положении своих братьев; но так как они этих условий не имели, то и получилось, что, когда потом встретились следующие поколения старообрядцев, то они увидели, что получилась какая-то разница, что одни имеют священников, другие нет. Те, которые не имели священников оправдывались тем, что их деды и отцы тоже не имели священников, но, хотя они считали, что можно обходиться без священников, все же сердце у них было неспокойно, и они оставались в сомнении. Когда они увидали, что Церковь наша восстановлена, то как бы проснулись от кошмара, отбросили все сомнения, начали обращаться к нам, нельзя ли как-нибудь подойти к объединению. Мы имели несколько писем-просьб от оных согласий. Ввиду этого Комиссия решила разобрать вопрос как вопрос неотложный и составила проект резолюции, которая будет оглашена в конце прений.

Председатель: Я открываю прения по этому вопросу.

Г. Е. Лысяков: К сожалению, время не позволило мне принять более близкое участие в Комиссии по обсуждению вопроса об отношении к бывшей господствующей церкви вообще, и в частности по отношению к старообрядцам тех или иных согласнй. Вопрос настолько важен и серьезен, что я позволю себе взять несколько слов, для того, чтобы немножко осветить этот вопрос. Я считаю, что вопрос этот в достаточной мере назрел, чтобы можно было иметь те или иные суждения совершенно конкретные; я должен сказать Вам, что от Никона до последнего разделения Греко-Российской церкви по существу положение в Господствующей церкви не изменялось; теперь, с разделением ее на Живую, Обновленческую, Тихоновскую и др. церкви положение изменилось, и мы с этим обязаны считаться. Обновленческая церковь допустила три новшества: упразднила монашеский институт, признала возможность учреждения женатого епископа и второбрачие священнослужителей, но эти три новшества ничего нового по моему мнению не прибавляют, и не изменяют в смысле чиноприема обращающихся. Как мне известно, постольку, поскольку я слежу за всей текущей литературой выходящей, как здесь, так и в других местах, новых материалов, новых каких-либо данных к изменению нашего взгляда на так называемую Австрийскую иерархию нет и быть не может, поскольку в этой обстановке ничего нового не появилась.

У старообрядцев и раньше было желание, что нужно как-то по этим вопросам сговориться, нужно ближе подойти, и не решать с плеча, а более или менее, серьезно и обоснованно с точки зрения канонической. Подтверждение этому мы находим, например, на Нижегородском Съезде.

Так как до сих пор новых материалов нет, то и нам незачем менять точку зрения на этот предмет. Что же касается родоначальника Австрийской иерархии, то я должен сказать, что вопрос о нем в достаточной мере разжеван. Этот вопрос уже поднимался на Нижегородских Съездах. Вы знаете, что Нижегородский Съезд постановил послать делегацию на ближ­ний Восток с целью досконально выяснить вопрос о крещении на Востоке. Оказалось, что там официально признается, так называемое трехпогружательное крещение, но на практике делается так: в каждой церкви имеется нечто вроде нашей раковины с водопроводом, и вот священник, когда крестит, младенца, берет несколько капель из водопровода и наливает на голову. Вот то, что называется трехпогружательным кре­щением Греческой церкви. Я говорю не анекдоты, а факты; я полагаю, что в Греческой церкви не произошло никаких событий, которые могли бы изменить отношение Греческой церкви к вопросам о крещении и поэтому думаю, что все ос­новные положения этого вопроса остаются такими же, какими были и тогда. И, следовательно, нет никакого основания го­ворить, что Амвросий крещен трехпогружательно. Затем здесь был затронут другой вопрос о том, была ли Амвросию раз­решена одна или несколько служб, то есть рассматривать ли его, как лицо незапрещенное, или запрещенное условно. Я не беру на себя ответственность решать этот вопрос так, как это может быть следовало с точки зрения канонической, но я только говорю одно, что никто не может взять на себя смелость с авторитетом сказать, что если Амвросию была раз­решена одна или две службы, или даже десять, то значит ли из этого, что он не был запрещен. Такую смелость на се­бя взять никто не может, и по этому я говорю: мы не фик­сируем того, что Амвросий был запрещен категорически в том смысле, как мы представляем себе слово «запрещен». Пусть было так, он был запрещен условно, но все равно это не дает никаких оснований признавать иерархию вполне за­конной и канонической, я уже не буду касаться других чрез­вычайно острых вопросов, например, о приеме Амвросия; ибо здесь будет нечто анекдотическое, нечто не заслуживающее того, что можно было бы назвать действительно церковным чиноприемом. Профессор Субботин в своей книге говорит, что Амвросий совершенно не знал славянского языка; но если не знал, то; спрашивается, как мог он исповедоваться? Я гово­рю, что пусть это было не совсем так: но постольку, посколь­ку мы видим целую цепь сомнений, целую цепь недоказан­ных положений, у нас нет никаких оснований менять нашу точку зрения на этот предмет. Но здесь есть еще другая сто­рона дела, а именно, та, что признающие эту иерархию наши братья, и что мы были до 1846 года одной и той же семьей. Не является ли это основой для того, чтобы пересмотреть этот вопрос, и нельзя ли как-нибудь смягчить его? Собор может все пересмотреть и может изменить свою точку зрения, но исключительно только в том случае, если бы к этому были те или иные основания; но оснований никаких новых нет и, следовательно, также нет никаких оснований решать по-иному этот вопрос. Теперь остается третий вопрос - об отношении к беспоповцам.

По отношению к ним у нас особенных разговоров быть не может, ибо здесь нет ничего такого, что бы изменило нашу точку зрения на этот предмет; и по этому, вопрос должен обстоять так, как обстоял до сих пор. Я говорю, что пусть они называются старообрядцами, пусть кем хотите, но дело в том, что раз нет иерархии, раз нет ни одного таинства, то какой же может быть здесь разговор; и поэтому я полагаю, что в отношении беспоповцев должен быть оставлен тот чиноприем, который был до сих пор. На все эти вопросы мы должны дать определенный ответ только такой. Вы, знаете, что один Собор постановлял так, а другой Собор мог смотреть иначе. Какой же отсюда можно сделать вывод? А вывод только тот, что если Собору угодно, то он, несомненно, может этот вопрос пересмотреть, но перед ним непременно встанет одно условие - это именно то, что должны быть новые обстоятель­ства, новые факты и материалы, проливающие тот или иной свет на это дело. Изменения должны вызываться жизнью или величайшими нуждами Церкви. Откровенно, говоря, я не знаю, чтоб отношения к нам господствующей церкви, или Австрийских братьев были новы. Мне известно, что они оста­ются такими же нашими противниками, какими были до сих пор. Они со своей стороны отношения к нам не меняют; если же мы пойдем к ним навстречу, то получится то, что «если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе». Но разумно это? Может быть, они свою точку зрения в отношении нас изменят? Но поскольку их отношения еще не выявлены, по­стольку нам нечего забегать вперед.

Итак, я вполне присоединяюсь к выводам, сделанным комиссией; и если я взял слово, то только потому, что хотел лишь более подробно обосновать их. Я предлагаю прения не открывать, а перейти к обсуждению резолюции.

Вслед за сим и после некоторого обмена мнениями и разъяснений председательствующего, оглашается проект резо­люции, выработанный комиссией следующего содержания.

1) Переходящих из Великороссийской церкви принимать прежним порядком, т.е. вторым чином, а священнослужителей притом и в сущем сане; но, ввиду происшедшего в 1922 году разделение Великороссийской церкви, в случаях возни­кновения каких-либо сомнений представлять о сих сомнениях на разрешение Главного Церковного Совета, так как общие по сему предмету указания могут быть даны лишь после выяснения происходящих в Великороссийской церкви событий.

2) Переходящих духовных лиц и мирян Белокриницкого согласия принимать на прежних основаниях, но признать желательным пересмотр этого вопроса, а поэтому образовать комиссию для всестороннего выяснения вопроса о правильности чиноприема митрополита Амвросия;

3) Переходящих от беспоповских согласий и из так называемых часовенных принимать с довершением всех таинств, которые над ними не были совершены.

Первый пункт этой резолюции принимается Собором большинством всех против одного; второй пункт большинством всех против одного, причем единогласно постановлено Комиссии не образовывать, а поручить пересмотр вопроса о чиноприеме митрополита Амвросия Главному Церковному Совету третий пункт принимается единогласно.

С тем вместе Собор разрешает в порядке текущих дел тесно связанный с предыдущим докладом и вытекающим из оного вопрос о том, как поступать духовным властям в тех случаях, когда наши христиане повенчаются в Великороссийской церкви и постановляет: о каждом таком случае представлять на разрешение Главного Церковного Совета, с подробным изложением обстоятельств дела.

После этого Собор переходит к рассмотрению одного из докладов с мест, а именно к вопросу о брадобритии.

После продолжительных прений преступлено к обсуждению предложенных проектов резолюций.

Первый проект, предложенный Г. Е. ЛЫСЯКОВЫМ следующего содержания:

«Собор, заслушав доклад о брадобритии еще раз осуждая брадобритие обращается с любовью ко всем верным чадам Церкви с увещеванием оставить брадобритие, а всех пастырей, а равно родителей просить употребить все усилия нравственного воздействия на брадобрийцев оставить этот грех. Выработку практических мероприятий в отношении лиц, неоднократно ослушавшихся сделанных им пастырями предупреждений об оставлении брадобрития, передать Главному Церковному Совету».

Член Собора МАХОНИН предлагает в приведенном проекте резолюции слова «этот грех» заменить словами «эту ересь третьего чина», а вместе с тем, вносит и свой проект резолюции следующего содержания:

«Брадобрийцев, которые не оставляют такового, от Церкви отлучать и к Причащению не допускать, а принимать как еретиков третьего чина (Номоканон, буква Л.600 об.).

Наконец предлагается дополнение к резолюции проекта члена Собора ЛЫСЯКОВА следующего содержания:

«Брадобрийцев не допускать до чтения в церкви и до св. Креста - впредь до обрастания бороды».

Произведенным голосованием принимается по большинству голосов первый проект резолюции без поправок и дополнений, причем Собор постановляет передать эту резолюцию на рассмотрение Редакционного Комитета.

После этого председательствующий объявляет перерыв заседания до следующего дня.

Заседание 17/30 мая 1924 г.

Председательствует А. М. РЫБОЛОВ.

Председательствующий оглашает принятую в вечернем заседании Собора от 16-го мая с.г. резолюцию о брадобритии в новой редакции, составленную Редакционным Комитетом.

Редакция эта следующего содержания:

«Собор, заслушав доклад о брадобритии и всесторонне обсудив этот вопрос, умоляет всех единомышленных христиан отвратиться от сего душепагубного действа, каковым является брадобритие, и учение о котором относится к ереси третьего чина, и призывает всех пастырей Церкви и родителей чад принять все меры духовного воздействия на брадобрийцев.

В первую очередь Собор признает необходимым, не допускать брадобрийцев ни к пению, ни к чтению церковному. Окончательную же выработку всех мероприятий в отношении лиц, неоднократно ослушавшихся пастырских предупреждений об оставлении брадобрития, Собор поручает Глав­ному Церковному Совету».

Резолюция в этой редакции принимается единогласно (ст. 30 Наказа – см. Приложение).

После сего Собор, по предложению председательствующе­го, в порядке текущих дел выносит следующие резолюции:

1. Принять меры к зарегистрированию в установленном порядке Главного Церковного Совета и Правления при нем и лишь после этой регистрации открыть их действия, причем просить А. М. РЫБОЛОВА принять на себя труд этого дела.

2. Уполномочить названные Совет и Правление ходатай­ствовать где следует о представлении для жительства Архие­пископа и лиц, состоящих при нем и для расположения его канцелярии достаточного помещения в гор. Москве в доме, находящемся в церковной ограде.

3. Уполномочить те же Совет и Правление ходатайство­вать где следует от имени Собора по всем вопросам, разре­шение коих необходимо для проведения в жизнь постановле­ний Собора.

4. Поручить всем приходам представить в то же Прав­ление для просмотра надлежащие документы о перешедших из Великороссийской церкви духовных лиц, документы коих не были ранее сего просмотрены Советом Всероссийского Братства, и

5. Установить что духовные лица, переходящие из Вели­короссийской церкви, могут приниматься лишь по разрешению Правления при Главном Церковном Совете.

За сим Собор, в порядке рассмотрения докладов с мест, постановляет поручить Главному Церковному Совету пригото­вить к будущему очередному Собору подробный доклад по вопросу о возможности единоличного рукоположения во Епи­скопы.

После этого член Собора ЛЫСЯКОВ в кратком, но в силь­ном слове указывает на испытываемое им и вероятно всеми присутствующими чувство полного удовлетворения по поводу спокойного и единодушного разрешения всех вопросов на Со­боре, а в особенности вопроса о чиноприеме Архиепископа НИКОЛЫ. Вместе с тем оратор обращается с просьбой ко всем членам Собора, сообщить на местах своим братьям о таком успешном ходе работ Собора и о том, что работы эти протек­ли в строгом соответствии с требованиями канонических пра­вил и это дает надежду, что решения Собора на местах ни­каких сомнений и недоразумений не вызовут.

Вслед за этим просит слова В. С.   САЛИЩЕВ  и предлагает выразить глубокую благодарность Московской Общине в лице Председателя М. Н. ЧУПАХИНА и членов ее Совета, понесших много забот по устройству Собора, а также лицам председательствовавшим в заседаниях Собора и в особенности А. М. РЫБОЛОВУ, более всех потрудившемуся в деле созыва Собора и ведении хода его заседаний и выразить истинную признательность докладчикам и секретариату за исполненную ими трудную и ответственную работу.

Предложение это единогласно принимается Собором.

После этого постановления Архиепископ НИКОЛА в сослужении большинства соборного духовенства отслужил благодар­ственное молебствие Господу Богу, по окончании которого Владыка в 1¾ часа дня объявил о закрытии Собора.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Краткий наказ о порядке действия и заседаний Собора

 

1. Собор состоит под председательством Архиепископа Николы.

2. Собор избирает из своей среды пять товарищей председателя, причем не менее двух из них должны быть духовном сане, секретаря и его заместителя, а такте 4-х помощников.

Примечание: I. Секретарь или его заместитель должны быть в духовном сане, в коем должны со­стоять не менее половины помощников сек­ретаря.

Примечание: II. Сверх указанной в сей (2) ст. лиц, Собор избирает из своей среды из мирян одно или несколько лиц для исполнения распоряжений председатель­ствующего по наблюдению за порядком в заседаниях и для осуществления порядка в помещениях Собора вне заседаний.

3. В заседаниях присутствуют с правом решающего голо­са Председатель и члены Собора, полномочия коих признаны правильными.

Примечание: Полномочия членов Собора рассматриваются Особой, избираемой Собором комиссией, постановления которой утверждаются Собором.

4. В заседаниях Собора в особо свободных местах могут присутствовать а) с правам совещательного голоса—рекомен­дованные двумя членами Собора православные христиане на­шего согласия, и б) без права голоса посторонние лица, не имеющие права вмешиваться в ход дела или выражать одобрение или неодобрение.

Применение: В случае несоблюдения лицами указанными в сей (4) ст. правил, изложенных в оной, или вообще неблагопристойного их поведения, председательствующий делает предостережение, а при безуспешности этой меры, или в случае крупного нарушения порядка удаляет виновных из помеще­ния заседания, при невозможности же определения виновных удаляют всех лиц, находящихся на особых (ст. 4) местах, причем при неповиновении председательствующему, он прерыва­ет заседание и обращается к содействию гражданской власти.

5. От Собора зависит рассматривать известные дела без присутствия лип, указанных в § б ст. 4, а также, в случае надобности и без присутствия лиц, поименованных в § а ст. 4.

6. Для законности заседаний Собора в нем должно при­сутствовать не менее двух третей из числа тех членов Собо­ра, полномочия которых признаны правильными и которые за сим не выбыли временно или совсем из числа членов Собора или же находятся в отпуску, причем необходимо присутствие председателя, или его товарища и секретаря или его замести­теля или же его помощника.

7. Каждый член Собора по явке в заседание Собора или Комиссий, записывается собственноручно на особом листе.

Все дела на Соборе, Комиссиях и Соборном Совещании (ст. 28) а также в редакционном Комитете (ст. 29) решаются простым большинством голосов наличных в заседании членов за исключением дел, указанных в ст.ст. 11, 12 и 38, причем в случае равенства голосов решением признается то мне­ние, за которое голосовал председательствующий

9. Способ голосования предоставляется на усмотрение пре­дседательствующего, но в случае требования о том не менее 20 членов Собора, голосование должно быть произведено за­крытой баллотировкой.

10. Определение времени начала и закрытия заседаний, перерыва их продолжительности, наблюдение за порядком за­седаний и все руководство ходом оных принадлежит исклю­чительно председательствующему, действия которого и распоряжения, являются обязательными для всех присутствующих в заседании, при чем недовольные этими распоряжениями могут подавать о сем заявления в Соборное Совещание.

11. Члены Собора, не подчиняющиеся распоряжениям пре­дседательствующего, призываются к порядку или лишаются права дальнейшего слова, а в случае безуспешности этой ме­ры или при особо важных нарушениях порядка председатель­ствующий передает действия их на немедленное рассмотрение Собора, который, если признает их виновным исключает их временно или совсем из членов Собора, извещая об этом избравшие их приходы, при чем для принятия этих мер требуется большинство двух третей голосов наличных, кроме обвиняемых членов Собора и такое постановление выносится без прений, за исключением речей обвиняемых и нужных разъяснений председательствующего.

12. О членах Собора, пропустивших беззаконных причин два подряд заседания Собора или два подряд заседания Комиссии, сообщается Соборным Совещанием на обсуждение Собора, который поступает согласно правил ст. 11.

13. Все дела в Собор поступают через Соборное Совещание.

14. Собор не входит в определение существа дела непосредственно управления церковью и в случае наличности таких вопросов в докладах с мест или в текущих делах передаются Соборному Совещанию но принадлежности.

Примечание: По жалобам на действия и постановления мест и лиц церковного управления  Собор постановляет соответствующие определения, причем, если жалобы эти касаются духовного сана, то Собор рассматриваем

таковые жалобы в особом своем присутствии, состоящем исключительно из членов духовного сана.

15. От Собора зависит непосредственно рассмотреть поступившее дело или передать его на предварительное обсуждение комиссии.

16. Образовывая комиссию, Собор определяет круг и ее действий, число ее членов и избирает, как их, так и их числа председателя комиссии, которая сама избирает своей среды товарища председателя и докладчика по делу из членов Собора, секретаря и его помощника.

17. По окончании возложенной работы на нее, комиссия передает всем дела вместе с протоколами всех своих заседаний в соборное совещание.

18. Рассмотренное в комиссии дело докладывается на Соборе докладчиком комиссии, который представляет письменный проект резолюции. Дела, непосредственно рассматриваемые Собором, докладываются секретарскою частью, a проект резолюции предлагается словесно председательствующим.

19. После доклада происходит обсуждение дела путем речей членов Собора.

20. Члены Собора, желающие выступить с речью, подают написанную на бумажке фамилию свою председательствующему.

21. Члены Собора в своих речах обязаны сохранять полную благопристойность, не выходить из пределов круга ведомства Собора и объема данного дела и не входить в личные пререкания с другими членами Собора, а равно не позволять себе обсуждения действий председательствующего.

Примечание: Все члены  Собора, за исключением пред­седателя и председательствующего, говорят речи и пред­ставляют доклады стоя, при чем речи не могут читать­ся, а должны произноситься.

22. Члены Собора, несогласные с редакцией проекта резолюции докладчика или председательствующего, подают письменно свой проект резолюции.

23. От Собора зависит ограничить речи известным промежутком времени, а также прекратить запись ораторов.

24. Перед голосованием слово представляется вновь докладчику, после которого допускаются только разъяснения председательствующего.

25. По сложным делам, по коим проект резолюции со­стоит из нескольких статей, от председательствующего зависит сначала открыть общие по данному вопросу прения, а за сим ставить на голосование следует ли переходить к постатейному рассмотрению проекта резолюции, при чем отрицательное разрешения сего вопроса знаменуют собою отклонение всего проекта.

26. Протоколы заседаний Собора изготовляются секретар­скою частью в течение ближайших суток, подписываются председательствующим и исполняющим секретарские обязанности заседаний и прочитываются в заседании Собора, утверждению коих и подлежат.

27. О заседаниях Собора, комиссии и соборного совещания и Редакционного Комитета вывешивается объявление в смещении Собора и никаких других извещений не полагается.

28. Для рассмотрения вопросов внутреннего распорядка хозяйственных, для составления повестки заседания, а также для внешних сношений Собора образуется соборное совещание (Президиум) под председательством председателя Собора из пяти его товарищей, секретаря  Собора и его заместителя.

29. В составе Собора образуется Редакционный Комитет под председательством председателя Собора из всего соборно­го совещания (ст. 28) всех помощников секретаря Собора и председателей, их товарищей, секретарей, их помощников и докладчиков всех комиссий.

30. В Редакционный Комитет поступают дела, после решения их Собором, если  Собор признает его нужным, причем Редакционный Комитет рассматривает дела исключитель­но с редакционной точки зрения. Если комитетом постанов­ление Собора не будет изменено или, если эти редакционные изменения будут, по мнению всех наличных членов незначи­тельными, то рассмотренное комитетом постановление Собора восприемлет законную силу, а в противном случае оно вно­сится вновь на рассмотрение Собора, который обсуждает дело только с точки зрения сделанных комитетом изменения и постановляет соответствующее окончательное определение.

31. Соборное Совещание и Редакционный Комитет изби­рают из своей среды товарища председателя, секретаря и его помощника, а Редакционный Комитет и докладчика по делу.

32. Для законности заседаний комиссии, Соборного Со­вещания и Редакционного Комитета необходимо присутствие в них председателя или его товарища, секретаря или его помощника и трех членов.

33. Действия ст. 12. сего наказа на членов Соборного Совещания не распространяется.

34. Члены Собора могут быть членами местных комиссий, а участие в сих последних совместимо с участием в Собор­ном Совещании.

35. В заседаниях комиссий, Соборного Совещания и Ре­дакционного Комитета могут, с разрешения председательст­вующего присутствовать без права голоса члены Собора и ли­ца, указанные в § а ст. 4, а от председательствующего за­висит пригласить в заседание с правом совещательного голо­са тех членов Собора, участие коих он признает полезным.

36. Собор отвечает лишь за те отчеты о его заседаниях или сведении о его деятельности, которые были просмотрены соборным совещанием и на коих имеется о сем отметка; все же прочие отчеты и сведения, хотя бы они и не соответствовали действительности, оставляются Собором и его представителями без всякого опровержения.

37. Просьба членов  Собора об отпусках или увольнении от звания члена Собора рассматривается и разрешается окон­чательно соборным совещанием, которое о своих по этим предметам решениях доводит до сведения Собора.

38. Изменения и дополнения сего наказа допускаются лишь по предложению Соборного совещания, утвержденному Со­бором большинством 4 | 5 голосов наличного числа членов Собора.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛ Ь:

[на подлинном подпись]

за тов. пред. АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ РЫБОЛОВ, про­живающий Мал. Андроновка д. № 10, кв. 11

 

СЕКРЕТАРЬ.

[на подлинном подпись]

за А. КАРПОВ

 
[1] Архимандрит Климент Логвинов.
23:30
76
Нашли ошибку?
Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и как можно скорее ее исправим.